“Наследники” по кривой

Безусловным достоинством фильма, показанного на “Громадськом”, является то, что он не дает нам забыть, что Ринат Ахметов — бандит (он был им в “лихие 90-ые”, он оставался им и в 2013 году), а Сергей Тарута — человек, недостойный доверия (ни в британском суде, ни на украинской политической сцене).

Оставим на совести авторов фильма заявление, что он финансировавлся Британской общенациональной общественной телерадиовещательной организацией, известной в народе как BBC. Даже если в основе создания “Наследника” лежит какой-то грант от этой институции, он явно не сказался на качестве созданного за его счет продукта. В первую очередь, создатели фильма отдохнули на журналистских стандартах. Их там попросту нет. Это фильм-монопог Евгения Щербаня-младшего. Здесь фактически нет места точке зрения другой стороны конфликта.

Disclaimer: Сразу оговоримся, мы бы даже не начинали разговор о подобной лабуде, если бы фильм формально не был снят “Громадським”. Просто это место во вселенной, где все постоянно озабочены этими самыми стандартами. Подозреваем, что Бодю Кутепова каждое утро даже тошнит журналистскими стандартами.

Если принять за данность, что Тарута, Ахметов, их структуры в присущей им манере отморозились, в лучшем случае — отделались формальным комментарием (как это сделал СКМ), это безусловно не повод не выпускать фильм на экраны — им же хуже.

Что является реальным поводом для беспокойства, это вещи, о которых знали и умолчали авторы “Наследника”. В первую очередь, Максим Каменев. Темой убийства Шербаня он занимается с 2013 года (в тот момент режим Янукович как раз пытался повесить на Юлию Тимошенко убийство Евгения Александровича в 1996 году), когда по заданию украинского Forbes проводил соответствующее журналистское расследование и сделал серию интервью с людьми, близко знавшими покойного.

Каменев прекрасно помнит рассказ экс-мэра Мариуполя Михаила Поживанова: “Евгений Щербань в присутствии губернатора Владимира Щербаня действительно сказал мне, что “девять грамм свинца им абсолютно не жалко”. Ничего подобного, к сожалению, вы не увидите в “Наследнике”. Впрочем, обо всем по порядку.

Великий немой

Главная фигура умолчания в “Наследнике” — это коррупционер Виталий Гайдук.

Процитируем Википедию: “В 1994—1997 годах работал заместителем главы Донецкой областной госадминистрации. Именно в это время при непосредственном участии Гайдука появилась корпорация “Индустриальный союз Донбасса”. Умелое использование админресурса за короткое время сделало корпорацию крупнейшим газотрейдером Донецкой области. Именно торговля газом, в которой крайне активно применялись бартерные схемы, стала основой быстрого накопления капитала ИСД”.

Действительно, во второй половине 90-ых ИСД воспринимался в Донецке как контора Гайдука и Таруты, работающая под “крышей” Ахметова. И к двум из этой троицы у Евгения Щербаня-младшего есть вопросы. А вот к Виталию Анатольевичу — никаких. Он практически не упоминается в “Наследнике”.

Более того, в 2013 году, когда тогдашняя власть устроила судилище над Тимошенко, наследники Щербаня в ходе допросов свидетелей задавали вопросы о судьбе активов отца не только Таруте, но и Виталию Гайдуку. Спустя 7 лет очевидно вопросов к нему у Евгения Щербаня-младшего уже не осталось.

Что еще более странно: подготовка “Наследника” совпала по времени с судебным процессом, который Виталий Гайдук инициировал в Лондоне к Сергею Таруте и Олегу Мкртчану (впоследствии двое последних подали свои ответные иски). Суть претензий вкратце сводится к тому, что партнеры обманули Гайдука при продаже его пакета акций российскому государственному Внешэкономбанку.

Несмотря на то, что английские судьи отчасти признали в материалах дела обоснованность претензий Виталия Анатольевича, выносить решение в его пользу (как впрочем и остальных двух его экс-подельников) они не стали.

В этой связи первая часть “Наследника” выглядит как часть PR-кампании на случай, если бы у Гайдука “выгорело”. Ведь “штука заключается” не только в том, чтобы получить правильное решение британского суда, но и затем выполнить его (взыскать упущенные прибыля). Учитывая, что к этому моменту Мкртчан уже год топтал российские нары, иной цели кроме Таруты здесь по определению быть не могло (сразу оговоримся: речь не о том, что “Сирожа ни в чем не виноват”. Просто, “если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно”).

Заодно все это хоть как-то объясняет, каким местом фильм об убийстве в Донецке в далеком 1996 году мог вообще заинтересовать BBC.

Каин и Авель. Издание дополненное и переработанное

Одним из ключевых, но толком, не объясненных в “Наследнике” конфликтов являются взаимоотношения между единокровными братьями Щербанями . Руслан — младший брат (сын от второго брака Евгения Щербаня) присутствовал при расстреле отца в Донецком аэропорту в 1996 году. В это время время его старший брат Евгений (сын от первого брака) находился в одесском рехабе, где лечился от наркотической зависимости.

Тем не менее, он тоже пережил свое покушение. 22 сентября 1997 года Jeep Cherokee, на котором ехали Евгений Щербань-младший и бизнес-партнер его отца Юрий Дедух, был обстрелян на повороте в село Андреевку трассы Мариуполь-Донецк. В итоге VIPы не пострадали, но был убит их охранник Александр Костецкий, находившийся в машине сопровождения.

Наследники Евгения Щербаня сигнал поняли и в итоге отказались от 49% сельскохозяйственной корпорации “АгроДон”, которая была оформлена на одну из американских фирм отца.

Больше каких-либо публичных следов деятельности Евгения Щербаня-младшего в публичном поле мы не находим вплоть до 2013 года, когда тогдашний режим начинает публично раскручивать версию о причастности Юлии Тимошенко к убийству Евгения Щербаня-старшего.

Что касается Руслана Щербаня, то он пусть и не без проблем, но сумел встроиться в донецкий клан. Он как сохранил долю в отцовском банке “Капитал” и даже стал главой его набсовета (d 2015 году НБУ прекратил деятельность этого финансового учреждения из-за участия в конвертационных схемах с еще тремя банками-подельниками: “Рыночные технологии” Николая Киселева, “Финбанк” Бориса Кауфмана, “Союз” Сергея Дядечко). В 2004 году Руслан Щербань становится депутатом Донецкого облсовета.

С приходом Виктора Януковича к власти в 2010 году, Руслан Щербань принял активное участие в самой главной пиар-акции нового президента — судилище над Юлией Тимошенко. В 2011 году с подачи первого замгенпрокурора Рената Кузьмина, наследник пишет заявление о том, что именно ЮВТ заказала убивство его отца.

Параллельно начинают портиться отношения Руслана Щербаня с окружением Рината Ахметова, которое начинает воспринимать младолигархов во главе с Александром Януковичем, как вполне реальную угрозу своему могуществу. Один из самых близких менеджеров “Уважаемого”, гендиректор футбольного клуба “Шахтер” Сергей Палкин в 2011 года прекратил выплачивать бывшей жене Ирине алименты на свою 9-летнюю дочь Ксению. Спустя два года ее новый муж Руслан Щербань запускает судебный процесс против злостного неплательщика алиментов.

В итоге к 2013 году несмотря на все разногласия и расхождения во взглядах братья оказываются в одной лодке. В ходе судебного процесса над Юлией Тимошенко, Руслан и Евгений совместно допрашивают Сергея Таруту и Виталия Гайдука. И совместно выдвигают претензию к Ринату Ахметову в 1 млрд долларов, который впадает в ступор от суммы, но все-таки предлагает уладить спор с привлечением третьей стороны (к этому моменту мы вернемся чуть позже).

Впрочем, в итоге дороги братьев снова расходятся. Руслан отказывается от своих претензий к Ахметову. Индикатором нормализации отношений становится то, что в 2014 году Палкин без особой борьбы, хотя и в усеченном виде (согласно материалам дела, Ахметов урезал его зарплату в “Шахтере”) выплачивает алименты Ирине Щербань.

За несколько дней до премьеры “Наследника” Руслан Щербань выпустил открытое заявление, в котором фактически обозвал старшего брата наркоманом. Декларируемое Русланом Евгеньевичем желание защитить светлую память об отце — выше всяких похвал. Но в реальности оно выглядит как желание замести историю массового убийства в Донецком аэропорту “под ковер”. Ведь до сих пор в ней не поставлена логическая точка — не установлен заказчик убийства Евгения Щербаня. Можно долго ругать творческие ляпы “Наследника”, но он точно не дает предать данное преступление забвению.

Здесь стоит прояснить пару моментов по поводу третьего наследника Евгения Щербаня-старшего — сына Надежды Никитиной от первого брака Евгения, которого усыновил ее новый супруг. Он значительно младше наших главных героев — в момент расстрела Евгения и Надежды он был еще несовершеннолетним. Поэтому Руслан Щербань был опекуном Евгения Щербаня Никитина (в частности, оплачивал его счета в период обучения в США). По образованию сын Никитиной — юрист (закончил колледж в Бока Ратоне, штат Флорида). Возможно, именно эти два факта мешают ему безоговорочно принять в конфликте между братьями сторону Евгения Щербаня-младшего, хотя Евгений Никитин и упоминается в фильме в качестве помощника в проведении расследования.

Вы — бурят? Как я рад!

Привлечение Иосифа Кобзона в качестве рефери со стороны наследников в споре с Ринатом Ахметовым — один из самых запоминающихся моментов “Наследника”. Свое предложение Евгений Щербань-младший обосновывает тем, что Кобзон друг его семьи, который к тому же хорошо знает Рината. По поводу друга семьи — это не преувеличение. Достаточно вспомнить, что 3 ноября 1996 года, когда Евгения Щербаня-старшего расстреляли в Донецком аэропорту, он возвращался из Москвы как раз с празднования “серебряной свадьбы” Кобзона.

Весомая причина для привлечения Иосифа Давидовича. Однако, она не дает полного понимания этого фрагмента истории. Дело в том, что с 1995 года Кобзону был закрыт въезд в США как активному члену российской организованной преступности. У ФБР было собрано более чем 50-страничное досье на певца, который не просто поддерживал отношения c такими криминальными авторитетами России как Отари Квантришвили, Алимжан Тохтахунов (Тайванчик), Вячеслав Иваньков (Япончик), но и занимался контрабандой алкоголя и сигарет, а также нелегальной международной торговлей оружием. Этакий российский клон Фрэнка Синатры.

Более того, с момента начала войны на Донбассе Кобзон занялся активной поддержкой местных пророссийских сепаратистов. И в итоге стал “почетным консулом “ДНР” в России.

Не случайно, история с привлечением Кобзона в качестве арбитра в споре с Ахметовым закончилась для наследников Щербаня ничем уже в 2014 году. По словам Евгения, в какой-то момент они почувствовали, что Иосиф Давидович “водит их за нос”. А как по-другому должен был поступить Кобзон в споре с застрельщиком “русской весны” на Донбассе? Конечно, же поддержать идейно близкого миллиардера.

Кстати, обнародование этой информации — дурная весть для Ахметова. Как Ринату Леонидовичу до сих не давали визу в США, так очевидно и дальше не будут. В память о Кобзоне.

Но, пожалуй, еще большая беда история с Кобзоном для авторов фильма. Понимать, что Иосиф Давидович привлекался к решению спора между Ахметовым и Щербанями в 2013 году вовсе не в качестве народного артиста СССР и не объяснить это широкому зрителю… Как говорят в BBC, shame on you!

Очевидно, что авторы фильма чересчур очарованы Евгением Щербанем-младшим. На первый взгляд, косноязычным экс-мажором-наркоманом. Однако, по итогу 70 минут “Наследника” в протагонисте подкупает самое главное — желание идти до конца и отставивать то, что он считает своим. Тем более, в споре с таким монструозным персонажем как Ахметов. Который украл будущее у целой страны. Но она в отличии от Евгения, как говорят в Донецке, “сидит молча и сопит в две дырки”.

Источник: Ukrrudprom.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...